Форум-съезд «Опора России»

Опубликовано 28.11.2012

14 ноября2012 г. в здании Правительства Москвы (Новый Арбат, 36/9) состоялся форум общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России». В мероприятии, которое было посвящено вопросам социальной ответственности бизнеса, приняли участия представители политических, научных, общественных и религиозных организаций, а также лидеры бизнеса.

В рамках дискуссии ее участники поднимали такие вопросы, как государственная политика в различных областях обсуждаемой сферы, а кроме того — морально-нравственная основа социальной ответственности предпринимательства. Выступление на форуме генерального директора Института экономический стратегий, председателя Клуба православных предпринимателей А.И. Агеева представляло собой анализ проблематики во всех ее аспектах, подкрепленный рядом конкретизирующих примеров.

Учитывая цейтнот, я пройдусь по вопросам, которые были поставлены для дискуссий. Вопрос первый: имеет ли смысл законодательное закрепление обсуждаемых нами понятий? Закон и право — это две разные вещи. Если нет правосознания, то никакой закон не будет полезным и работающим. Каково наше правосознание? Думой принято много законов в области бизнеса, и мы понимаем, что они исполняются по большей части крайне слабо, даже Уголовный кодекс. Что же говорить о других вещах? Правосознание наше принципиально и в обществе, и в бизнесе — и оно антисоциально, антиответственно: до сих пор прибыль, победа в конкурентной борьбе любой ценой считается самой важной ценностью, а все остальные дебаты о так называемой социальной миссии и так далее — это удел маргиналов. И мы должны признать это. Само понятие «предпринимательство», вышедшее из Уголовного кодекса не так давно, чуть больше двадцати лет назад, как и понятие «добросовестное предпринимательство», не говоря уже о православном или исламском, — это все пока маргиналии. А процентов девяносто населения с радостью бы на вилы посадило любого крупного бизнесмена, относясь при этом, как правило, с симпатией к бизнесу среднему и малому, хотя на местном уровне любой малый бизнесмен — это, конечно, тот еще жулик, которого терпят до поры до времени. Поэтому государство что-то сделать может и должно в плане права. Но пока не будет этого — совмещать правосознание и право бесполезно, хотя, безусловно, нужно.

Какие направления в решении социальных проблем наиболее перспективны? Некоторое время назад мы проводили для одной нефтяной компании исследование. Суть его была в том, что эта компания была признана самой социально безответственной со 170 миллионами долларов на так называемые социальные цели. «Газпром», понятно, занял первое место… Естественно, иностранные акционеры возмутились — как такое может быть, все-таки 170 миллионов! А задача была простая — взглянуть на социальные проблемы в регионах деятельности этой компании и проверить, куда пошли реальные инвестиции, эти самые 170 миллионов. Оказалось — небо и земля. Например, если в регионе главной проблемой был туберкулез, дети или ветхое жилье, то тратили средства на какой-нибудь новый хоккейный комплекс или на сооружение театра, для которого нет артистов, и так далее. Так было по всем регионам. То есть куда ушли эти деньги, все прекрасно понимают. И если посмотреть на те же социальные инвестиции в других компаниях, мы обнаружим именно это интересное явление. Поэтому перечислять социальные проблемы бесполезно, все наше общество, как показывает ежемесячный мониторинг социальной напряженности в стране, видит две проблемы: первое — коррупция, вторая — социальная справедливость. Социальная справедливость означает совершенно конкретные цифры: 200 тысяч семей в нашей стране контролируют 70 процентов всех активов и потоков, и еще около 200 тысяч семей имеют доход миллион долларов в год. Вот и все. Вся остальная социальная пирамида живет в бедности. По всем критериям процентов 40 населения пребывает в абсолютной нищете — вот они, социальные проблемы. И важнейшая социальная ответственность бизнеса — это справедливое и добросовестное поведение в собственном бизнесе. Не случайно одной из причин потери шансов стать президентом для Ромни стала его фраза о том, что 47 процентов населения — это нахлебники и иждивенцы. И такое отношение к людям среди бизнесменов у нас превалирует. Вот эти две проблемы надо прежде всего и решать. Может ли государство своими средствами развивать не социально ответственный бизнес? Оно только этим, как правило, и занимается. И в западном мире, например, тефлоновые сковородки, будучи канцерогенными, давно являются социально безответственными, но Дюпону позволили их производить до 2015 г. И таких примеров масса. Должно ли государство стимулировать корпоративную ответственность? Безусловно — должно и может.

Механизмов полно, прежде всего я назову три. Во-первых, это ФАС, который мог бы вообще стать агентством, не уступающим никакому силовому министерству, однако, поскольку рынок у нас монопольный, весь малый бизнес, а особенно члены «Опоры России», страдают именно от разных видов монополизма. А все эффекты монополии —классические и давно описанные: загнивание, подавление всех, а самое главное — эксплуатация потребителей рынка и малого бизнеса по всей цепочке. Во-вторых — ФСТ, Федеральная служба тарифов, там полно информации о том, где находятся очаги социальной безответственности. Информация очевидна, но никакое информационное облако эту информацию не собирает и ничего с ней не делает. И, наконец, в-третьих — это, понятно, Федеральная налоговая служба. Зачем тратить столько усилий на сбор налогов вообще, если у нас еще при Екатерине Второй на функции государства отводилось процентов 40 бюджета, а все затраты социальной политики, как недавно подчеркнула та же Елена Николаева, — это содержание самой социальной сферы. И не случайно Ким Ю Сан, президент Всемирного банка, в своей последней речи — я считаю, она обладает абсолютной методологической мощью и ее нужно изучать и распространять — сказал о том, что главная тема, и теоретическая и практическая, — это теория доставки. Речь идет о том, каким образом государство, бизнесы, монополии, международные организации могут доставлять свою продукцию потребителям и что именно на уровне доставки является главной проблемой. Сейчас в бизнесе научились немного работать с логистикой, однако в большой теории вообще об этом речи нет, а ведь именно компетенция людей на месте есть основа основ. Кто спрашивает, каким образом пенсионеры получают свои пенсии, кто спрашивает, как получают ее инвалиды, не говоря уж о том, как для них строят или строят ли вообще соответствующие приспособления на лестницах. Как воспринимаются властями инициативы народа, как воспринимаются властями инициативы губернаторов? Надо четко понимать, что огромная масса возможных идей и инициатив просто задавлена. Слава богу, что есть герои и в бизнесе, которые что-то делают. Основная роль — региональным властям. Да, конечно, региональные власти могут играть важную роль, и очевидно, что избрание губернатора было бы полезно. Надо ли вводить регламент социальной ответственности на уровне регионов или в целом в стране?

В массе свое бизнес-сообщество не знало о том, что есть стандарт 26000, хотя он и недавно создан. Но мы абсолютно не знаем, что это уже прошлое явление, мы запаздываем во внедрении и этого стандарта, мы запаздываем с внедрением нового поколения стандарта менеджмента качества — в стране начинает внедряться стандарт второго поколения, который тоже уже является устаревшим. Мы совершенно не представляем, какой статус имеют иностранные компании по сертификации менеджмента качества: они имеют другой статус, они имеют другую ответственность. Точнее говоря, ответственности они не имеют никакой — ни материальной, ни финансовой, ни юридической, поскольку у нас они работают через своих «дочек», а «дочки» работают по российскому законодательству. Кто этим занимается? Да никто абсолютно. А между тем сфера технического регулирования — это основа основ для бизнеса, и инновационная экономика развивается не благодаря деятельности государства, а благодаря деятельности инновационных сетей. И не чиновники определяют направление инновационного развития, а именно эти сети, именно инновационные предприниматели. Это тончайшая материя, и именно поэтому Китай бьет весь мир вместе с американцами, Израилем и кем угодно, создавая такие сети. Мы пока до этого не дозрели, а между тем на себя нагрузили 23 тысячи обязательств по ВТО и новые обязательства по ЕврАзЭСу, которые тоже никто себе не представляет. Между тем там есть немало вопросов, связанных с социальной ответственностью. В мире сейчас развивается интегрированная отчетность, которая была введена как проект на встрече принца Чарльза с ведущими рейтинговыми агентствами, ведущими корпорациями. Она предполагает нашу стандартную финансовую отчетность, которая пока не дотягивает до международного стандарта. Она включает в себя также социальную отчетность на основе GRI и тот самый ISO 26000, но уже продвинутый, а также «зеленую», экологическую отчетность. И это все единые вещи: уже начинаются эксперименты — биржи работают с компаниями, и отчеты строятся по этим трем категориям стандартов. Мы об этом вообще не имеем понятия. А стейхолдеры, государства, акционеры и инвесторы должны оперировать этой стратегической информацией. В этой области у нас царит полная темнота, лишь изредка нарушаемая отдельными просветами. Но там тема социальной ответственности звучит совершенно иначе.

И, наконец, последние два блока, отвечу быстро. Может ли корпоративная ответственность бизнеса быть обязательной?

Стандарты технического регулирования не предполагают обязательности, речь идет о добровольной ответственности, но это должна быть ответственность через зависимость от системы стандартов. В России даже существует ряд сетевых компаний, действующих на основе антикоррупционных британских стандартов и заставивших два этажа российских поставщиков тоже следовать этим стандартам — в условиях сильнейшей коррупции. Правда, речь идет всего-навсего о нескольких тысячах компаний. Это добровольно, но добрая воля возникает тогда, когда отлажены все механизмы, которые заставляют человека следовать правильным путем, потому что все остальное — так же. И это все остальное предполагает и организацию деятельности наших СМИ. Один пример. Как мог тот же фильм «Невинность мусульман» вообще стать источником таких волнений? Два месяца он торчал в Интернете и только через тончайшую работу с поисковиками и контентными словами и ссылками стал запалом целой войны. Поэтому речь идет о том, как работают поисковики в нашем пространстве и что попадается при первых запросах. Тупая работа по запрещению сайтов не нужна, это вообще не работает. И второй пример — работа нашего телевидения. Еще пару лет назад пропаганда хищничества, агрессии, недобросовестности, убийства, всяких аномалий составляла 80 процентов контента телевидения. Сейчас федеральные каналы сдвигаются в некую более позитивную сторону — например, появился канал «Наука». А в общем и целом — какое в данном случае воспитание? Посмотрите, какая сейчас преступность, а мы с вами отделяем наше обсуждение от уровня преступности — и уголовной, и административной, и так далее. Пришло время вернуться к стимулированию. Да, у бизнеса масса возможностей, и никакие оправдания, что это снижает рентабельность, здесь не принимаются. Это вопрос личного выбора, это вопрос породы людей, которые занимаются бизнесом.

И последние вопросы. На каких ценностях должна базироваться социальная ответственность? Кто же не знает их, эти ценности? Они давно разработаны, и почти все приличные бизнесмены этим ценностям следуют. Не будь сутяжником, не будь хапугой, не будь бандитом, относись к людям не как эгоист, не будь жадным.

Почитайте, о чем говорит президент Обама: мы заставим тех, кто работает при свете ночи, работать при свете дня. Ценности ночи — это ценности дьявольского типа. Есть и ценности света. Вот все, что свет, — это хорошо. Например, мои студенты регулярно занимаются оценкой работы бизнеса по десяти заповедям: насколько в процессе его деятельности возрастает, например, добро, ложь, правдивость, убийственность. Или не возрастает. Все очень просто.

И последнее. Какова роль государства и бизнес-сообщества? Вопрос возрождения моральных ценностей. Вопрос образования и расписания. На самом деле — эта роль колоссальна. Лидер страны — будь то де Голль, Ганди, или Обама, или Шредер — или, например, какой-нибудь японский Мацуси, лидер бизнеса, — всегда определяет некие ценностные вещи. От лидера, особенно когда бизнес формируется, зависит практически все — работает его кодекс чести. Хорошо, что кодекс «Тойоты» сейчас понемногу распространяется в некоторых банках, например. Мы живем в мире, когда возникает коллапс ценностной, когда срезали два потока ценностей и ни один реально не вырос. Сейчас идет борьба — к счастью, не всегда вооруженная — за ценности. Сколько людей с нормальными ценностями было убито, уничтожено, раздавлено, дискриминировано и просто ошельмовано! Огромное количество, можно составлять целый реестр этих людей. Сколько людей выжило, но предпочитает молчать о том, что они выжили! У нас, например, есть много членов Клуба, которые боролись с целым рядом больших корпораций и монополий за сохранение молочного производства. И им это удавалось за счет того, что находились люди, помогающие им это делать в неформальных возможностях. Здесь же, наверное, все разделяют примерно десять заповедей независимо от конфессии. Даже коммунисты: у нас, например, Зюганов — верующий человек. Не случайно на одной нашей дискуссии год назад выступал представитель американского банка, мусульманин по вере, и он сказал: «Мы поддержим ваш православный банкинг». Нужен хоть шаг, но шаг реальный. Позвольте привести последний пример, методологически очень важный. Был такой писатель — Михаил Михайлович Пришвин, его считали писателем природы, жучков, паучков. Но на самом деле это был величайший социальный мыслитель. Он умудрился прожить недалеко от Москвы, дружил с Петром Леонидовичем Капицей. Существуют дневники Пришвина, их можно найти в Интернете. Там он ставит вопрос: каким образом, когда идет социальная лавина, социальный тайфун, цунами всевозможные, причем духовно загрязняющие, человеку, который сам по себе совестливый, остаться таким? В меру своего влияния. Можешь влиять в пределах своего маленького предприятия, влияй и не пиарься там, дискредитируя сам себя и всех остальных. Второе — не надо лицемерия. Очень много людей, которые об этом говорят, на самом деле являются образцами самого недобросовестного бизнеса. Сейчас талдычанье о социальной ответственности стало формой прикрытия недобросовестного бизнеса. И вот, если можешь, создай себе очаг и его развивай в меру сил. Раз ты на предприятии — развивай до города, затем дальше — до региона дойди, в регионе — до страны. Хотя бы в своем секторе. Заняты все монопольные сектора — войди, создай новый, для этого есть прекрасная ниша — инновация. Так что даешь конкретные примеры, и пусть их становится больше хороших и важных. (Аплодисменты.)

 

 

 

 

Комментирование закрыто.



Православный календарь

Пятница, 20 октября 2017 г. (7 октября ст.ст.)
Седмица 20-я по Пятидесятнице
Мчч. Сергия и Вакха (290-303). Свт. Ионы, еп. Ханькоуского (1925)
День памяти святых:
Мчч. Иулиана пресвитера и Кесария диакона (I). Мц. Пелагии Тарсийской (290). Мч. Полихрония пресвитера (IV). Прп. Сергия Послушливого, Печерского (ок. XIII). Прп. Сергия Нуромского (Вологодского) (1412). Обретение мощей прп. Мартиниана Белоезерского (1514).
День памяти исповедников и новомучеников Церкви Русской:
Сщмч. Николая Казанского пресвитера (1942).
День почитания икон Божией Матери:
Иконы Божией Матери Псково-Печерской, именуемой "Умиление" (1524).

Постный день.

Чтения дня
Евангелие и Апостол:
На лит.: - Ап.: Флп.3:8-19 Ев.: Лк.7:31-35
Псалтирь:
На утр.: - Пс.134-142; Пс.9-16 На веч.: - Пс.119-133