О пресс-конференции >>>

АГЕЕВ: Добрый день, дамы и господа! Мы рады вас приветствовать на нашей встрече. Ее тема обозначена «Время патриотизма пришло. Иосифлянский манифест базовых ценностей модернизации». И позвольте для открытия нашей встречи предоставить слово Шашкину Павлу Александровичу, ответственному секретарю Патриаршего совета «Экономика и этика» и генеральному секретарю Клуба православных предпринимателей. Пожалуйста, Павел Александрович!

ШАШКИН: Спасибо, Александр Иванович. Дорогие коллеги! Сегодня мы рады вам представить результаты наших трудов. Я бы назвал этот результат «Иосифлянским проектом». Клуб православных предпринимателей и Совет «Экономика и этика» при Святейшем Патриархе Кирилле являются сейчас, на мой взгляд, одними из наиболее значимых церковно-общественных структур, которые объединяют в своих рядах ведущих экспертов, ученых, политиков и предпринимателей, деятельность которых направлена на укрепление традиционных ценностей, православных ценностей в нашем обществе. Почему Иосифлянский? Дело в том, что некоторое время назад по решению Святейшего Патриарха Кирилла один из величайших русских святых преподобный Иосиф Волоцкий был провозглашен небесным покровителем православного предпринимательства и хозяйствования. В частности, сегодня Александр Иванович презентует одну из наших книг, посвященную деятельности этого великого русского святого, с именем которого связаны ключевые события в жизни русского государства на рубеже эпох, на рубеже 15-16 веков. Именно в этот период возникло централизованное русское государство, напомню, это во времена великого князя Ивана Третьего. И не просто возникло централизованное государство, возникло государство, опирающееся на четкую и ясную национальную идею, идею, которая в то время получила наименование Москва – Третий  Рим. Это время, когда Россия в полной мере провозгласила себя духовной и нравственной религиозной преемницей Византийской империи.

В наше время вопрос о наличии национальной идеи по-прежнему является ключевым вопросом. Ключевым вопросом не просто социального развития, но и ключевым вопросом модернизационной политики в нашем обществе. Вот почему наш Патриарший совет посчитал нужным предложить вниманию общественности тот документ, который вы сегодня видите, это Иосифлянский манифест. В нем тезисно сформулирован промежуточный итог переговоров Русской Православной Церкви с ведущими политическими партиями страны, которые мы ведем по благословению Святейшего Патриарха на протяжении последнего года. Этот диалог был продуктивен, он продолжается. Состоялся ряд встреч с руководством ведущей партии нашей страны партия “Единая Россия”, с партией «Справедливая Россия», с Коммунистической партией Российской Федерации и общий сравнительный анализ тех программных положений, с которыми выступают эти силы, казалось бы, в некоторых позициях диаметрально противоположные по своим политическим взглядам, в то же время показывает, что по многим вопросам есть точки соприкосновения.

И те, и другие выступают за построение гармоничного стабильного российского общества, опирающегося на такие общие для всех ценности, как справедливость, солидарность, свобода, патриотизм. И это не случайно. Действительно, диалог о ценностях начался не сегодня, он начался уже довольно давно, еще в 2005-м году. В то время Президент России Владимир Путин, обращаясь к Федеральному Собранию, обозначил ценности демократии, справедливости, свободы как государствообразующие. В 2008 году, обращаясь к Федеральному собранию, Президент Дмитрий Медведев также обозначил свободу, справедливость, солидарность в качестве базовых ценностей государственного конституционного строя нашей страны.

О чем мы говорим? Мы, конечно, не говорим об общеобязательной государственной идеологии. Наша Конституция провозглашает многообразие идеологических форм развития и это справедливо. Мы подчеркиваем насущную необходимость формирования единой системы базовых ценностей в нашем обществе, то, о чем говорит Святейший Патриарх, системы, которая была бы приемлема для большинства здоровых политических сил. Естественно, что, наверное, те политические силы, которые не разделяют этот набор ценностей, можно совершенно справедливо квалифицировать как экстремистские, так как этот набор ценностей в полной мере сформирован на протяжении многовекового исторического развития нашей страны. Тогда же, в 2005 году, еще митрополит Кирилл, ныне Святейший Патриарх, выступил с идеей широкого общественного и межпартийного диалога о базовых ценностях, выступая в Центре социально-консервативной политики “Единой России”. А спустя некоторое время этот диалог реально стартовал, и отправной точкой, по выражению Святейшего Патриарха Кирилла, для этого диалога должна быть система ценностей социального консерватизма или в более широком плане социального патриотизма. То есть восстановление неразрывной связи между интересами народа, интересами государства через возрождение принципов социального партнерства, через возрождение традиционной для России системы ценностей.

Не так давно мы вместе с протоиереем Всеволодом Чаплиным, главой Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского Патриархата, представили суду общественности некий набросок, проект документа, который в дальнейшем мог бы быть рассмотрен в качестве базового документа на Всемирном русском народном соборе, который состоится в мае. Он содержит те ценности, которые в свое время были озвучены на разных площадках Святейшим Патриархом Кириллом и нашими национальными лидерами, президентами Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым, ценности справедливости, соборности, солидарности, семейных традиций.

Сегодня я хотел бы представить вашему вниманию документ, который в некоторой степени развивает эти положения, приводя их, так сказать, в более стройную структуру. Речь идет об иерархии базовых ценностей, от которых остальные ценности являются производными. Это ценности Веры, Родины и Свободы. Почему именно такая иерархия? Как я говорил, эта иерархия ценностей сформулирована в рамках социально-патриотической идеи, идеи социально-консервативной, то есть идеи сохранения и приумножения всего того лучшего, что было в нашем отечестве на протяжении всей истории нашей родины. Иными словами речь идет о синтезе всего того позитивного наследия, которое мы можем обнаружить в дореволюционном периоде нашей истории и тех, подчеркиваю, позитивных моментов, которые, безусловно, содержит и советский период нашей истории. К сожалению, стало обычной практикой в последнее время, так сказать, огульно оценивать деятельность советской власти, в то же время мы должны понимать, что это был период не только великих трагических событий в нашей истории и преступлений, которые осуждены нашим народом, но это был и период, связанный с весьма высоким в том числе и духовным уровнем развития общества, это надо подчеркнуть.

Вот почему вера не только в религиозном, узко религиозном смысле, в церковном смысле, но и в светском смысле является одной из важнейших базовых ценностей нашего общества. Это просто констатация того факта, что наш народ всегда жил приоритетом духовного над материальным, всегда жил с пониманием верности высшей правде и вечным нравственным нормам, пускай даже они и были во многом повреждены и вымараны из массового сознания в советский период времени, тем не менее, вера даже в Советском Союзе оставалась одним из важнейших фундаментальных ценностей. Свидетельством тому перепись, проведенная еще накануне Великой Отечественной войны, где более чем половина наших соотечественников в условиях страшных, казалось бы, репрессий, совершенно ясно и четко декларировали, что они являются людьми верующими. Во многом именно благодаря этому, наверное, мы и победили в той великой и страшной войне 1941-1945 годов.

Вторая ценность – родина, ценность тоже не преходящая, потому что по слову Иоанна Кронштадтского «отечество земное есть преддверие отечества небесного». Родина – это не только государство, но это и твоя семья, твои ближние и поэтому служение ближнему, служение отечеству всегда было для русского человека на первом месте. Не случайно в это понятие мы вкладываем и понятие стабильного, сильного, ответственного социального государства, которое воплощает народный суверенитет, которое отвечает нуждам своих граждан, которое способно вести за собой людей и играть ведущую роль как в политической, так и в экономической сфере.

И наконец, третья ценность – это свобода, ценность тоже, я думаю, признаваемая всеми группами в нашем обществе, ценность, которая тоже выстрадана на протяжении многих веков. Это и свобода, понимаемая как суверенитет страны и ее независимость от внешнего влияния, так и свобода, как утверждение прав и личного достоинства человека, конечно в его неотъемлемой связке с ответственностью перед Богом, перед обществом. Это еще и развитие гражданского общества как залог развития личности и установления социальной справедливости.

Сегодня возрождение, подчеркиваю, именно возрождение этих ценностей (есть часть общества, которая не разделяет их, но по всем соцопросам – это все-таки меньшинство), является ключевой задачей, ключевым фактором модернизации страны, поскольку это является фактором возрождения национальной идентичности как государствообращующего фактора, как фактора, способного повлиять на реализацию стратегических долгосрочных целей развития нашей страны. И, конечно, в этой системе необходимо формирование общенациональной гражданской системы ценностей, светской по своей форме, но духовно-нравственной по своему содержанию, которая бы отвечала чаяниям большинства нашего общества. Вот, наверное, кратко в двух словах на этом я пока остановлюсь, если будут вопросы, я готов на них ответить. Спасибо.

АГЕЕВ: Спасибо. Я продолжу с двух цитат. У Константина Симонова есть удивительный и достаточно большой поэтический сюжет про поручика, который в войне 1854-55 года служил на далекой Камчатке. Туда подошел иноземный корабль и стал обстреливать эту крепость, совершенно далекую крепость. И понятно, что никакой подмоги нет с Большой Земли и рядом как-то тоже всё невесело, и прибыл к нему офицер с этого корабля и потребовал капитуляции, обосновывая это тем, за что ты здесь борешься, какая Камчатка, какая Россия? Поручик надменно и гордо все это воспринял, не сдался. В общем, когда этот корабль понял, что бесполезно биться за эту крепость, он ушел. Спустя год пришел приказ о том, чтобы биться, хотя война уже закончилась, страна длинная по своим дистанциям, поручику дали отпуск за этот подвиг и вот он прощается с этой территорией, с этой землей и Константин Симонов приводит удивительные слова: «Нелепая любимая земля». Это к вопросу о ценности родины, она проявляется именно в этих вещах. Мы часто можем не знать, за что мы боремся, мы можем не обосновать это концептуально, но на каком-то глубинном уровне своей души мы понимаем, о чем идет речь – о свободе, о вере и о родине.

И второй пример мне здесь вспоминается: это был июль 41 года, мы знаем, как развивались тогда события. Одна наша небольшая часть практически вся погибла, остался один солдатик в окопе, кончились все патроны, и в противотанковых ружьях не осталось никаких запасов, только граната в кармане на всякий случай. Подошел к нему немецкий танк, естественно, солдатик бегает по окопу, а танк водит своей башней с пушкой. В общем, смешная ситуация. Командир немецкого танка вылез из башни, смотрит на этого опять же смешного и нелепого русского солдата, и настолько это было смешно для него, что он подскользнулся и упал в башню, а солдатик быстрыми движениями пробрался по стволу танковой пушки, бросил гранату и победил. И наши уже ушли, и фашистские войска исчезли, и вот спрашивает этого солдатика будущий генерал Третьяк, это известнейший человек, который был героем Советского Союза и героем социалистического труда. Это очень важно, ратный и трудовой подвиг сошлись на его груди воедино. Он спрашивает этого солдатика: «О чем ты думал, сынок?» Тот ответил: «Жить очень хотелось». Вот почему ценности веры, ценности свободы, ценности родины сводятся к одной очень простой формуле, ее тоже когда-то кто-то выразил: «Жить по- совести». То есть две ценности, как следствие этого кодекса, верований кодекса ценностей, они совершенно понятны – это жизнеспособность, жизнелюбие фантастическое, которое есть у нас, и, конечно же, совесть, совестливость. Если есть желание жить, значит, есть вера, которая это желание жить подпитывает. Если есть желание жить, значит, есть желание свободы и свободы не вообще, а свободы на той «любимой и нелепой земле».

Понимая, что многое в нашей текущей жизни может нас невероятно удручать, нам кажется, что круг проблем, в который мы попали как в воронку, неразрешим, будь автомобилисты ли мы, пешеходы ли, просители в собесах или студенты вузов, рокеры, словом – в любом качестве, мы сталкиваемся часто внезапно, неожиданно, программируемо, или предсказуемо с какими-то проблемами, от которых в принципе опускаются руки, в душе возникает уныние, мы можем в это же время включать средства массовой информации и видеть, что вроде в стране что-то делается, в стране строятся школы бизнеса новые, Сколково, например, в стране запускаются, иногда неудачно, космические корабли, в стране даже строятся дороги, и квадратные метры жилья. В принципе, по некоторым признакам всё идет нормально и развивается, однако мы снова погружаемся в эту мрачную и иной раз скорбную жизнь и кажется – да собственно и нет уже сил, нет ни веры, ни желания, чтобы что-то изменилось, и многие наши соотечественники предпочитают бежать или во внешнюю эмиграцию или внутрь себя – в алкоголизм, наркоманию, табакокурение. Мы теряем каждый год миллион лишних жизней. Такова реакция нашего социального организма нашего общества на эти все проблемы.

И если мы посмотрим и станем искать причины – а почему так, почему так много бюрократизма, почему так много коррупции, то конечно же, мы найдем обоснования достаточно простые – очевидно законов каких-то не хватает, очевидно, не хватает усердия в исполнении даже имеющихся законов или в законах много лазеек, что хватает изворотливости и смекалки для того, чтобы в эти лазейки протащить всякого рода недобросовестность, а если еще дальше копнем и глубже, то обнаружим, что что-то у нас с душой, что-то с ценностями, правилами нашей повседневной жизни, нашей социальной жизни, общественной, деловой, государственной, что-то там не так. Совести не хватает, очевидно. Жизнелюбия бывает достаточно, а совести не хватает.

Хотя тоже, вы знаете, как-то недавно показали исследование того, что же такое человеческий мозг. И были обнаружены две очень важных структуры в мозге, они у каждого человека есть. Первая – это матрица стандартов и второе – детектор ошибок. То есть в нашем мозге изначально еще до момента, когда мы осваиваем слова, словесность, языки, есть то, что называется вечными заповедями, вечными нормами, они есть в мозге и очевидно, известные тексты библейские, написаны как проявление того, что изначально задано Творцом для нашей человеческой природы. И вот эти стандарты, требуют определенного поведения, поведения ли в бизнесе, поведения ли в политической, социальной жизни, друг с другом, в семье, вне семьи и так далее.

И второе, есть детектор ошибок. Если мы нарушаем эти правила, он начинает нас «клевать», этот детектор ошибок, разными способами. Я сейчас говорю упрощенно, но это очень важные открытия в современной нейронауке. И если человек не слушает эти внутренние пожелания, этот голос совести, заглушает его, то это кончается болезнями, катастрофами, авариями и так далее.

То же самое происходит и с жизнью коллективного мозга, с жизнью обществ. Если общество ведет себя неправильно, ставит не те цели, достигает их с каким-то усердием, недостойным этих целей, то с ним происходят какие-то нелады. И можно много говорить в чем эти проблемы, но ведь понятные же вещи: мужчины в нашей стране живут лет на 20 меньше, чем могли бы жить, женщины живут дольше, чем мужчины лет на десять, но опять же живут лет на 15-20 меньше, чем должны бы жить. Лет бы по 80 каждому, лет бы по 100. Значит что-то в нашей жизни, как детектор ошибок, сокращает эти жизни и в итоге получается, что риски развития для каждого человека в нашем обществе и риски для нашего общества являются характеристикой, которая должны быть управляема. Не только растить в два, три, десять раз ВВП, не только сократить инфляцию до цифры пять, семь, восемь, но видимо, есть что-то более существенное, а это – именно жизненный потенциал нации. И его невозможно нарастить без того, чтобы не обратиться к тому – а по каким правилам эта нация живет? И мы все найдем массу примеров и убедимся в том, что что-то неправильно у нас именно с системой ценностей. А если неправильная система ценностей, значит что-то неправильно с учебниками, значит что-то неправильно с воспитанием в детских садах, в школах, в вузах. То ли не тому учат, то ли не так учат. И в итоге возникает общество, пораженное какими-то язвами, я подчеркну – «нелепая, но любимая земля» – это очень важно понимать. Когда мы говорим «Время патриотизма пришло» – это не значит, что мы сразу стали заниматься воспеванием нашей родины, это сделали за нас многие писатели, поэты, старцы и исповедники, это само собой, мы из этого исходим. Но если мы не будем видеть язвы нашей родины, то это будет только некая нормативная реальность, реальность слишком виртуальная. Когда мы верно диагностируем то, с чем сталкиваемся все мы, вся наша страна, тогда мы понимаем, что делать. Сегодня мы хотели бы рассказать, как то сообщество, которое именуется деловым, часть его, небольшая часть, как осознав то, что без преобразования, без какого-то созвучия в ценностях мы вряд ли достигнем высоких целей вплоть до сохранения страны, стало самоорганизовываться. Полтора года назад Святейший Патриарх Кирилл благословил деятельность на новом этапе Клуба православных предпринимателей, который возник уже более 14-и лет назад.

В частности, была поддержана разработка силами клуба, силами экспертов клуба, его основателей, его членов разработка стратегии преображения страны. Этот документ мы представим достаточно скоро, потому что он сейчас проходит обсуждение в разных экспертных сообществах. Эта стратегия дает нам ответы на то, какие идеалы для стратегии модернизации важны и существенны, потому что не может без стратегии модернизации экономики, стратегии модернизации чего-то материального, без гуманитарной модернизации. И об этом президент Медведев сказал очень четко: «Нам необходим цивилизационный перелом». Но не через колено ломать страну, как это было, потом страна кровью и страданиями возвращается к каким-то своим базовым ценностям, как это было в годы Великой Отечественной войны, а как-то избавиться от тех патологий, которые накопились в нашем социальном организме.

Мало стратегии, необходимо понять – а по каким правилам должно развиваться деловое сообщество, поэтому была одобрена работа клуба по стандартам социальной ответственности.

Здесь удивительная вещь случилась, которую мы должны четко понимать – часто многие думают, что есть мир заповедей, есть мир нравственных норм, и есть мир дела. В бизнесе мол, «ничего личного» и это очень сильная позиция. И в итоге возникает такая нравственная раздвоенность, как об этом сказал недавно Протоирей Всеволод Чаплин. Нравственная раздвоенность. И в итоге получается, что сфера банковского дела, сфера экономики – это сфера нравственного риска, где мы даже не знаем – а можем ли мы полагаться на слово, можем ли мы быть гарантированы от того, что нас ограбят или обманут. Нет таких гарантий, закон не защищает. Отсюда такое огромное количество патологий в области делового поведения, прежде всего. Как вот недавно на одном собрании банкиров была озвучена такая цифра: только десятая часть из всех обанкротившихся банков отвечает по своим обязательствам перед кредиторами. Только десятая часть! То есть из десяти человек девять предпочитают забыть о своих обязательствах и убежать за границу, у всех пример этих банков на слуху, они идут в новостной ленте.

Но удивительность нашей эпохи в том, что сейчас оказалось, не только нейронаука вот дошла до таких открытий в отношении мозга, но и международные стандарты деловой этики приблизились и фактически повторяют древние заповеди. В частности 1 ноября прошлого года был принят Международной организацией стандартов стандарт ИСО 26000 о социальной ответственности бизнеса, и там четко определяются нормы, как должен себя вести бизнес в отношении партнеров, в отношении сотрудников, в отношении окружающего мира, экологии и так далее. Очень серьезные документы. Пока в нашей стране его принял как руководство к действию только Клуб православных предпринимателей.

А на самом деле этот момент крайне важен для конкурентоспособности любого бизнеса, потому что без таких нематериальных активов мы никогда не сможем обеспечить какую-либо конкурентоспособность. Понятно, что мало понимать стратегические ориентиры, мало определить, договориться и исполнять не просто заповеди, но заповеди отлитые в формы стандарта, необходимы еще и управленческие кадры и мы понимаем, что с этим тоже проблемы. Несмотря на то, что у нас есть десятки тысяч управленцев, занесенных в различного рода резервы управленческих кадров, начиная от президентского резерва и кончая резервами муниципальных образований, однако тоже с этим есть проблемы. С компетентностью проблемы, с совестливостью проблемы, с энергичностью проблемы и так далее. Мы все понимаем прекрасно, о чем идет речь, что заболевание здесь тоже массовое, не хватает управленцев. В свое время, когда Сталин как-то спросил на каком-то совещании: «А что требуется настоящему управленцу, наркому советскому, красному наркому?», ему говорили: «Преданность делу партии, профессионализм и так далее», он сказал: «Нет, это не главное. Нужны еще бычьи нервы». То есть Сталин понимал, какая требуется энергетика для реализации разных затей. Но в наше время ведь тоже требуется невероятная энергетика, чтобы в условиях такого рода социальных заболеваний достигать успехов. Успехов не только экономических, но и успехов по чести и достоинству.

Понятно, что все эти три принципиальных программы невозможно реализовать, не обратившись к нашему древнему духовному наследию. Более того, оказалось, когда мы проанализировали – а есть ли у нас шансы для реализации стратегии преображения, оказалось, есть. У нас есть, во-первых, опыт. Назовите еще другую страну, которая имела бы такой опыт за тысячелетие, и этот опыт отлился в наших умах, в нашей памяти, в сказках и заветах наших бабушек и дедушек, он есть. Это страшная сила. То есть мы выживаем, несмотря ни на что. Фантастическая живучесть нации. И когда говорят, что демографический кризис эту всю живучесть ликвидирует, нет, такого не было. Были самые страшные времена, но никогда не было такого, чтобы как говорил Михаил Ломоносов: «Сил своих Россия не возобновила, и к ободрению уставшего народа были дарованы бодрые государи».

Поэтому клуб начал программу восстановления нашей памяти. В частности здесь представлен двухтомник Истории великой войны, он недавно вышел. В нем представлены уникальные работы, восстанавливающие нашу память. Скоро выйдут книги, посвященные Смутному времени начала 17 века, тоже важно понимать, какая была тогда эпоха, во многом похожая на нашу. И скоро выйдет книга, посвященная вопросам борьбы с Наполеоном, холодной войне и так далее. Это также одна из приоритетных программ клуба.

Отдельно мы работаем с тем, чтобы о стандартах знали как можно больше, эту сферу, к сожалению, крайне слабо представляют. Нормы хозяйствование, этика бизнеса формируются у нас на авось и очень сильно стихийно.

Наконец, есть отдельная тема, связанная с тем, чтобы внести свет достоинства и чести в сферу финансовых отношений, банкинга и финансового сектора в целом. В последние несколько месяцев состоялись очень важные обсуждения с участием банковского сообщества, Ассоциации российских банков и найдено общее понимание, что необходимо и кодекс деловой этики, и действия регуляторов повышать и повышать в плане требований, в плане соблюдения единых правил игры, повышения качества этих правил игры. И последнее, что необходимо сказать здесь до вопросов. Я с большой радостью хотел представить только что вышедшую книгу «Преподобный Иосиф Волоцкий». Пожалуй, столетие и больше такого рода работы не издавались, здесь великолепный научный аппарат и первоисточник – творение Иосифа Волоцкого, который является небесным покровителем российского предпринимательства. Пока мы этого тоже еще не очень хорошо знаем как сообщество, пока мы рады, когда нас награждают разного рода статуэтками типа Меркурия, но мы при этом часто забываем, что Меркурий в себе содержит не только предпринимательский дух и инициативность и смекалку, но это еще мошенник, ловкач и вообще обманщик, а мы эти статуэтки воспринимаем как какой-то символ гордости. А с этими символами входят в нас и требования к этике.

Я бы хотел подчеркнуть, что клуб – это не просто разработки научные, это не только разработки стандартов, но также это деятельность совершенно конкретных людей, которые помогают реализации этих проектов. И я хотел бы назвать имена тех руководителей, которые помогли сделать этот проект. Это Антропенко Александр Владимирович, Богуслаев Вячеслав Александрович, Васильев Виктор Григорьевич, Зинченко Владимир Борисович, Иванец Игорь Константинович, Нестеренко Александр Геннадьевич, Трофимов Виктор Юрьевич, Уваровский Юрий Васильевич и организации ЗАО «Ариада», «Веда», НП «ИНЭС», ОАО «Камчатжилгражданстрой, ООО «МНП «Электро», ОАО «Мотор Сич», ОАО «МРСК Волги», ОАО «МРСК Сибири», ЗАО НПВО «НГС – оргпроектэкономика», ООО «Сибуглесбыт», ООО «Энергоснабжающая Компания». То есть предприятия из наукоемкого, энергетического сектора, каждый посильно помогает вести эти работы, за что позвольте с этой трибуны высказать искреннюю благодарность.

Это члены клуба и в этом плане то единство устремлений, которое у нас возникает в работе, мне кажется, является совершенно невероятным и ничем незаместимым капиталом для нашей работы. Изучая возможные шансы, почему у нас есть силы, несмотря ни на что, ни на какие проблемы силы совершить этот преображающий рывок в ближайшее десятилетие, которое грозит массой разных трудностей. Это будут трудности, исходящие, например, из пожаров, у нас ведь было в 2010 г. 179 тысяч пожаров. Мы часто не представляем, какой героизм проявляли отдельные люди, добровольцы, граждане для того, чтобы с этим бороться. Мы часто не знаем, в какой ситуации находимся сами, что могло случиться например, летом, когда пожар подступил к Федеральному ядерному центру в Сарове. Только приезд туда министра атомного и Патриарха Кирилла фактически позволил осуществить героические усилия, чтобы не случилась катастрофа. Неоднократно перевозились ядерные материалы, чтобы мы жили здесь спокойно, а техники у нас всей необходимой, бульдозеров и прочего, серьезной техники для борьбы с пожарами всего-то на 400 таких объектов. А их почти четыре тысячи особо опасных объектов, катастрофы на которых угрожают жизни миллионов людей. Опять же чудом и усилиями героическими совершенно конкретных людей были спасены от катастрофы колоссального масштаба возможной, если бы случилось худшее на Саяно-Шушенской ГЭС. То, что случилось – это было не худшее, руководство ведь убежало, вот она этика, этика в том, чтобы быстрей перепрыгнуть турникеты и убежать к своему джипу, так это было с руководителями, это ведь реальные примеры. Этика в том, когда происходят теракты, и вздуваются цены на всякого рода услуги. То есть у нас две ситуации – примеры героизма невероятного и примеры мародерства фантастического. И это тоже наша реальность. Возникает вопрос – есть духовный потенциал, есть ли у нас ценностной потенциал для возрождения. Да, колоссальный. Колоссальный. Но мы это плохо знаем. Мы почему-то думаем, что главные – это ценности просто свободы, забывая, что ценность свободы, автоматически предполагает ценность ответственности социальной и духовно-нравственной. Автоматически. Не одну Нобелевскую премию дали за эту истину, но мы это плохо знаем. Дали Нобелевскую премию Джону Нэшу за то, что он доказал, что Адам Смит не прав. Когда Адам Смит высказал главнейший постулат либерализма о том, что люди эгоисты и стремятся к личной выгоде, а отсюда получается коллективное благо. До сих пор не одно столетье все так думают. В 1990-е годы Джон Нэш показал, что это математическая глупость. Только стремясь к солидарному эффекту, мы достигаем солидарного и индивидуального успеха, но эту истину еще не преподают как следует ни в детских садах, ни в школах, ни в вузах. Мы остаемся на уровне макроэкономики один, два, когда есть уже десять и одиннадцать уровней и это всё необходимо вносить в механизмы социализации общества.

Вот кратко презентация нашей деятельности. Мы начали с национальной идеи, ее основных принципов, подходов. Я кратко рассказал о деятельности клуба, нашего сообщества, которое действует по всей стране. И главная идея, наверное, была выражена еще дореволюционными промышленниками, предпринимателями: «прибыль превыше всего, а честь превыше прибыли». Сегодня применительно к нашим условиям мы расшифровываем эти подходы.

Коллеги, большое спасибо за ваше терпение и внимание, что никто не перебивал вопросами, пожалуйста, ваши вопросы Павлу Александровичу или ко мне. Пожалуйста.

ВОПРОС: очень верно и очень обширно была дана картина нынешней нашей жизни, озвучены мысли, которые мы на самом деле тоже все прекрасно знаем, но пресс-конференция заявлена как «время патриотизма пришло и Иосифлянский проект базовых ценностей модернизации». Не могли бы наши спикеры более-менее кратко и конкретно обозначить, в чём же состоит проект и каковы на самом деле основные позиции стратегии преображения России?

ШАШКИН: – Да, попробую более конкретно это сформулировать. Как я уже говорил, в данный момент ведутся консультации Русской Православной Церкви, как ведущего общественного института, о чем, собственно говоря, и Дмитрий Анатольевич Медведев недавно сказал, с присутствующими в парламенте политическими партиями. Это первый момент, на который стоит обратить внимание. Почему именно Церковь ведет эти консультации? Потому что мы посчитали важным, как институт общественный, социальный, институт, который выражает мнение значительной части граждан нашей страны, должен поднять эту тему. Тему, которую, как я подчеркивал неоднократно, поднимали на протяжении всех последних лет руководители нашего государства, а именно тему ценностей и необходимость формирования согласия общества вокруг базовых ценностей для успешной модернизации страны.

Почему эти ценности необходимы, формирование единой системы базовых ценностей общества? Именно потому, что без ценностей никакой успешной модернизации быть не может. Стратегию развития, образ жизни, смысл жизни определяют не желудок, в конечном счете, и не меркантильные интересы, а определяют именно те духовные смыслы, которые находятся в нашем сознании. Это аксиома, аксиома для жизнеспособного общества. Для общества нежизнеспособного аксиомой является обратное, но выбор, как говорится, за нами. Поэтому ценности очень важны и очень важно их сформулировать в форме того или иного общественного договора между ведущими политическими силами страны. В противном случае, боюсь, степень противоречий не позволит нам реализовать никакую успешную модернизационную стратегию. Ценности эти достаточно подробно прописаны в том документе, который сегодня вам представлен, Иосифлянском манифесте, а Иосифлянским он называется потому, что связан с именем преподобного Иосифа Волоцкого, человека, который в свое время сыграл важнейшую роль в централизации российского государства и человека, с именем которого связана позиция Церкви, как активного социального экономического субъекта, института, который влияет на общественные процессы. Спасибо.

АГЕЕВ: Я добавлю. Поскольку вы спросили о конкретике, то например, вот я сейчас назову некоторые цифры из параметров желаемого состояния страны к 2030-у году. Первое: забота об образовании и детях. Риск убийства детей в России сейчас выше рисков гибели солдат в афганской войне в два с половиной раза. Вот правда жизни. Нам необходимо к 2030-у году достичь 100-процентного уровня обязательного всеобщего среднего образования. Сейчас у нас 85. Сто процентов доступности всеобщего бесплатного образования, сейчас 45. Полной ликвидации детской беспризорности, сегодня полтора процента всех детей – беспризорные. Снижение почти до нуля детского сиротства. Доступность для детей инфраструктуры духовного и культурного развития. Сейчас 15 процентов. Занятость созидательным трудом – 52, необходимо 75 минимум. Снижение безработицы почти до ноль пять процентов, нынешнее восемь и пять. Сокращение уровня бюрократической непроизводственной деятельности с полутора до ноль пять процента. Снижение дифференциации доходов с 16-и до шести раз. Введение ограничений по максимальным размерам оплаты труда, МРОТ, сейчас 100 тысяч, а до ста, без этого никакие задачи мы не достигаем. Расходы на образование с одного процента до шести ВВП. Учетверение затрат на здравоохранение, сейчас один процент, необходимо четыре, иначе не выживем. Обеспеченность продуктами питания по сравнению с нормой жизнеобеспечения до единицы, сейчас ноль 69, то есть 0,31 не хватает до нормального воспроизводства вообще людей, и дети голодают и старики и так далее. Обеспечение работой. Главных – четыре фактически задачи, которые нужно решить прежде разговоров о том, на сколько процентов у нас упадет инфляция, и какие будут проценты роста: это обеспечение работой, это главное, второе – доступное благоустроенное жилье, это обеспечение важнейшими доступными простыми средствами первой медицинской помощи, и, конечно же, обеспечение преимущественно отечественными экологически чистыми продуктами питания. Продовольствие, жилье, медицина, образование и работа – вот принципиальные вещи. Но здесь более подробно всё показано, просто этот разговор через месяц, состоится более подробно на эту тему. Спасибо. Следующие вопросы. Пожалуйста. Если можно, представляйтесь.

ЗАЙЦЕВА: Да, конечно. Юлия Зайцева. Первый вопрос к Павлу Шашкину. Если я вас правильно поняла, вы сказали, что этот манифест является основой для диалога со всеми здоровыми политическими силами общества, а те, кто его не разделяют, по определению могут квалифицироваться, вы сказали, как экстремистские, поскольку это…

ШАШКИН: Ну не совсем так.

ЗАЙЦЕВА: Этот термин сейчас как только ни используется в нашем таком общественном поле, и поэтому я хотела бы, чтобы вы пояснили. А учитывая, что Иосиф Волоцкий был достаточно непримирим по отношению к своим оппонентам, с этим тоже свяжите. И тогда отсюда «вера, родина, свобода». Вы сказали, что веру можно понимать и в светском смысле, и что это тогда такое? А для тех людей, которые, скажем, не считают себя верующими, вот эти моменты. А к Александру Агееву я хотела бы такой вопрос адресовать: речь идет о православном банкинге, как одном из столпов вашей программы, что это вообще такое?

ШАШКИН: Давайте не будем огрублять. Конечно, не идет о том, что все несогласные с данным манифестом являются экстремистами. Я говорил о другом. Я сказал, что мы ведем разговор о базовых ценностях, которые должны быть положены в основу общественного договора между ведущими политическими партиями. Естественно, данный манифест не является неким окончательным документом, это документ частного порядка, документ промежуточный и документ, предложенный для обсуждения, так же как не так недавно мы с отцом Всеволодом предложили для обсуждения набор неких ценностей, который мы озаглавили как «вечные ценности – основа российской идентичности». Речь идет совершенно не о том, чтобы квалифицировать какие-то силы как экстремистские, речь идет о том, чтобы определить те здоровые политические силы, которые придут, в конечном счете, к консенсусу по поводу тех или иных стратегических базовых моментов в идеологической сфере. И здесь предстоит достаточно тяжелый труд, предстоит еще ряд консультаций с политическими партиями, после чего мы будем уже выходить, я думаю, где-то в мае месяце на некий окончательный документ, на единую церковно-общественную позицию, которая будет согласована уже с основными политиками в нашей стране. Данный документ является естественно частным документом, это не официальная церковная позиция ни в коей мере, это позиция той группы экспертов, которая входит в Совет «Экономика и этика» при Святейшем Патриархе.

ЗАЙЦЕВА:  То есть про экстремизм вы просто оговорились? Правильно?

ШАШКИН: Нет, я сказал, что те люди, которые вполне сознательно в общественном пространстве скажут, что допустим, ценность родины или ценность свободы или ценность веры для них не является базовой, ну тогда, наверное, обществу стоит подумать, к какому направлению, к какому течению политическому относятся подобные люди. В конце концов, надо уже выходить на некое единство мнений по основным понятиям, а не действовать по принципу пусть расцветают все цветы, понимаете? Вот в Домодедово уже расцветают.

ЗАЙЦЕВА: Да.

АГЕЕВ: Что касается православного банкинга, а точнее говоря, православного банковского дела, то речь идет о том, что любой бизнес, любая деятельность, направленная на извлечение прибыли, может вестись на трех уровнях этического обоснования. Уровень низший – это всевозможные языческие, варварские подходы к этому, когда любой клиент – это лишь средство для облапошивания и эксплуатации. Так, например, к нам ко всем относится жилищно-коммунальное хозяйство. То есть мы объект эксплуатации монопольной, завышенной нечестно, недобросовестно. Есть второй уровень. Это деятельность, которая соответствует праву, законодательству и организация не нарушает нормы законодательства, если нарушает, то вмешивается или Степашин, или прокуратура, или другие органы, правоохранительные организации. И есть деятельность, которая выше этого уровня, подчиненная неким стандартам, либо общепринятым, либо тем нормам, которые для себя организация считает достойными. Они могут быть выше требований законодательства и должны быть выше, это некие, если хотите, моральные ограничения. Так, организация банковская принимает на себя добровольное обязательство, например, не обманывать клиентов, когда выдается кредит, а процентная, ставка на самом деле в два или больше раз выше, чем та, которая декларируется. Это может быть обязательство банковской организации не штрафовать клиента, не имеющего доход для расчетов с банков выше какого-то норматива. Есть очень четкие нормы, и на этой почве есть предмет для нравственного облагораживания деятельности банков. Может быть и система хозяйствования, и система финансирования внутрицерковная. Ведь любой монастырь, любой храм имеет определенную деятельность, связанную с жизнеобеспечением. Но сейчас мы не об этом говорим. Речь идет о подъеме социальных и моральных требований к деятельности всех банков. Эти требования будут осуществляться через законодательство и через деятельность непосредственно регуляторов и организаций банковского сообщества. Вот примерно так, если кратко выразить мысль. Пожалуйста, следующие вопросы.

КОШЕЛЕВ: Сергей Кошелев. Александр Иванович, вы упомянули стандарты социальной ответственности. Вы могли бы немножко подробнее рассказать, а в чем это отличается, скажем, от того, что существует просто по округам, в префектурах, то есть такая активность, в бизнесе и, вообще, по Москве и даже социальный бизнес – это одно из направлений, которое поддерживается городом. Вот в чем может быть отличие этого аспекта в православном, в Клубе православных предпринимателей? Можно об этом немножко рассказать?

АГЕЕВ: Любая, многие организации в нашей стране занимаются тем, что называется благо-творительностью или осуществляют социально-ответственные мероприятия – поддерживают детские сады, артистов, экологию и так далее. Мы говорим о том, что современное регулирование бизнеса в рыночной экономике опирается в частности на такие институты, как аккредитация, сертификация. И в преддверии возможного вступления России в ВТО наш бизнес, любая организация должна эти требования знать. Если угодно, это правила игры, причем и для организаций государственных в том числе. У нас ведь нет ни одного муниципального образования, которое бы применило к себе правила ИСО 9000 менеджмента качеством. Этого нет. Это придется делать. Эти стандарты защищают и производителя, и потребителя услуг, и поставщика финансовых услуг. Поэтому, когда мы говорим о стандарте 26 тысяч, речь идет о новом поколении регулирования деятельности, которая относится к корпоративной и социальной ответственности. Я допускаю, что то, что делает сейчас некое предприятие, вполне в это вписывается, но это определенный язык, на котором нужно говорить, определенная матрица, если хотите – повышает эту ответственность, но организация принимает на себя добровольно эти правила. Мы заявили: я следую, иду на вы и следую таким-то правилам и любой потребитель, любой партнер вправе спросить вас добровольно: а вы на самом деле такой честный и социально-ответственный или это некая лишь декларация? Это очень важно. Но тема очень интересная, она профессиональная, важная и сложная.

ВОПРОС: Первое: я хотела бы узнать – а кто конкретно, непосредственно разработал новый международный стандарт ИСО 26000, автор или организация? И второй вопрос у меня связан с православным банкингом. Дело в том, что, как известно, банки, ведь это учреждения и организации, которые живут за счет взимаемого процента, традиционно, исторически и всегда и сейчас христианская церковь рассматривала процент как страшный грех. Понятие православный банкинг станет фактически сильнейшим ударом по христианским ценностям, по христианскому мировоззрению, дискредитирующим фактически христианство, и не является ли это формой переносного обоснования вот этого страшного греха, который, как известно, лежит в основе всей вот этой современной долговой экономики, которая довела нас до той жизни, когда человек человеку враг.

ШАШКИН: Давайте тогда с конца начнем. Я не очень уверен в правильности этой вашей оценки отношения Церкви к проценту и в том, что Евангелие, как таковое, осуждает лихву, то есть иными словами ростовщичество. А ростовщичество и взимание банковского процента давно было христианской церковью разведено. И мы знаем, что в православных государствах, в том числе и в наше время, в таких, как Греция и Кипр, и ранее в таких, как Российская империя, банковская деятельность развивалась достаточно успешно. Более того, одним из значимых процентов вкладчиков в банках, например, Российской империи являлось православное духовенство. Дело не в том, что банки сами по себе представляют собой зло, это было бы абсурдно и ни католическая церковь, ни православная церковь об этом никогда не говорили. Порочной является спекулятивная составляющая деятельности финансового сектора, отрыв финансовых инструментов от реальной экономики, от реальных нужд населения, вот это является безусловным грехом с точки зрения Православной Церкви. Поэтому если речь идет о проценте, как таковом в отличие от ислама, христианство никаких запретов на взимание процента не накладывало. Христианство говорит о том, что этот процент должен быть разумным, оправданным и соответствующим реальному вкладу финансистов в экономический процесс, так как, простите меня, кредитование тоже требует определенных моральных и физических усилий. Поэтому деятельность банкиров действительно деятельность, о чем Святейший Патриарх всегда говорит, очень нравственно опасная, то есть некая двойственность всегда присутствует, но надо четко различать понятие кредитование и понятие ростовщичество. Ростовщичество – это сознательное завышение процента с целью закабаления человека, его ограбления. И в конечном счете ростовщичество – это вещь, которая ведет к уничтожению экономики.

АГЕЕВ: Я добавлю то, что банковская деятельность отнюдь опирается не только на процент. Есть, например, фидуциарные банки, такая тема также разрабатывается, агентские банки, живущие за счет сопровождения определенных сделок. И в том же, скажем, исламском банкинге беспроцентное участие банка означает участие в прибыли и успехе проекта. То есть здесь более сложная тематика и основы финансовой деятельности.

Что касается стандарта 26000 ISO, то изначально он разработан на базе опыта применения прежних подходов – стандартов АА-1000, он многие годы уже прорабатывался, стандарты разные, GRI, корпоративной социальной ответственности и после того, как проект, он прошел различные экспертизы в рамках ISO, он 1 ноября десятого года был принят как базовый стандарт международной организации стандартов. В России любая организация, которая желает это принять, естественно получает бесплатно этот стандарт от ISO, это обязательная такая процедура и его адаптирует согласно специфике своей деятельности. У нас в клубе этим занимается специальный экспертный совет, который в своей деятельности охватывает вопросы православной экономики, в него входит большое количество ведущих экспертов нашей страны. Его руководителем является доктор технических, доктор экономических наук, лауреат премии Хайека, один из выдающихся ученых современности мирового класса Валерий Валентинович Овчинников. Он председатель этого совета в клубе.

 ЛЕВИЦКИЙ: Газета «Русский Вестник». Вот вы говорили о системе этических норм для предпринимателей, пока как я понимаю, как правило, это все-таки признается только именно Православным клубом предпринимателей, вот в рамках вашего проекта вы каким-то образом намерены сделать так, чтобы это стало правилом вообще для русского предпринимателя, то есть у предпринимателя на государственном уровне в России, сделать это как закон? И если да, то есть ли какие-то уже определенные временные рамки, которые вы ставите? Допустим, к 30-у году, к сороковому, чтобы это уже стало вообще нормой предпринимательства в России, закон на государственном уровне? Спасибо!

ШАШКИН: Во-первых, существует такой документ, известный, наверное, уже многим, как «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании». Документ, который был принят еще семь лет назад Всемирным русским народным собором, в подготовке которого я, в частности, тоже принимал активное участие. Этот документ так же, как и другие наши документы, не являются документами конфессиональными, надо это четко подчеркнуть. Это документы, которые носят гражданский характер, они вполне приемлемы по своим нормам, по своему содержанию для подавляющего большинства предпринимателей вне зависимости от их конфессионального вероисповедания и принадлежности. Поэтому речь не идет о принятии неких обязательных стандартов с точки зрения утверждения их законом, а речь идет как раз о добровольных стандартах. Тот же Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании – это документ, который мы выработали, исходя из норм и исходя из пожеланий самого бизнес-сообщества. И он предназначен для добровольного принятия предприятиями и организациями.

АГЕЕВ: Я приведу буквально два правила из этого Свода нравственных правил. Например, человек не постоянно работающий механизм, ему нужно время для отдыха, духовной жизни и творческого развития. Если мы получаем некую инициативу о 60-часовой рабочей неделе, понимаете, что это противоречит этой норме. Эта же норма Свода поддержана и законодательством, трудовым кодексом в частности. «Работа не должна убивать и калечить человека». Вы сразу вспомните множество норм уголовного кодекса, который это обеспечивает. Словом, здесь более тесное взаимодействие. Скажу так: у нас у всех, не только у разных подходов к нормам бизнеса, у всей нации не так много времени. Активнейшие события ближайших лет потребуют от всех нас совершенно иной степени готовности быть чище и выше в своих правилах. Нация, как поток смоет разного рода синдромы Мавроди. Нация смоет это всё. Вопрос в том, чтобы это было не в формате каких-то совсем жестоких революций, а в формате согласия и бескровном.

БОЙКОВ: Информационное агентство Факт Видео, Бойков Эдуард Константинович. У меня вопрос к господину Агееву. Скажите, пожалуйста, какое имеет отношение ваш клуб к проводимым выставкам на ВВЦ, к православной выставке, в этом году планируется 25 выставок. Скажите, пожалуйста, клуб это каким-то образом координирует и когда?

АГЕЕВ: Мне довелось быть на открытии одной из выставок, по-моему, в июле прошлого года, но там есть свои организаторы, и в этом плане мы скорее посетили эти события. Много есть организаций в стране, которые занимаются выставками и многие из них очень милые и замечательные. Это не наша ответственность, непосредственно клуба, выставочная деятельность не наш приоритет.

Ж – Добрый день! Газета «Протестант». Я поняла, что ваши проекты привлечение всех конфессий, потому что это соответствует России вообще, скажите, пожалуйста, Клуб еще какие проекты предусматривает? Какие-то примеры есть в практике вашего возрождения духовных ценностей, чтобы совместно было такое?

АГЕЕВ: Если посмотреть состав участников, вот проект, который я упомянул, там не только православные люди. Например, вот банкинг, здесь широчайшее конфессиональное единство, оно озвучено и руководителями всех конфессий в данном случае. И для примера скажу, тот же исламский банкинг не имеет ограничения для пользователей, это может быть любой человек. То же самое и здесь. Это широчайшая деятельность межконфессиональная и более того, вот эти правила, о которых мы говорили, свод нравственных правил, они приняты не только Русским Народным Собором, но и Межрелигиозным Советом России. Это очень широкая позиция, а в необходимости морального облагораживания едины все традиционные конфессии.

ШАШКИН: Буквально вчера еще в Центре социально-консервативной политики мы обсуждали вопрос о ценностях с господином Ряховским. Протестанты вовлечены в нашу работу.

ИВАНЕНКО: Игорь Иваненко, интернет-портал Гражданское общество и будущее России. Вопросы следующего плана: первый – манифест представляет собой базу для обсуждения, вот обсуждение, скажем так, началось, каков механизм будет принятия этого документа, его формализация, будет ли он выноситься на предстоящий Русский Народный Собор, и предполагается ли принятие решения об утверждении этого документа на уровне какой-то церковной инстанции? Это первый вопрос. И второй… И в контексте этого вопроса: предполагается ли привлекать институты гражданского общества, не партийные, к обсуждению этого документа? И вопрос, господин Агеев, Вам… Клуб православных предпринимателей в территориальном плане, что он из себя представляет? Это московская организация?..

ШАШКИН: Относительно манифеста, как я уже сказал, это частная позиция, позиция ряда экспертов Патриаршего Совета «Экономика и этика». Это церковно-общественная структура, специально созданная Святейшим Патриархом с целью привлечения представителей гражданского общества к этой дискуссии. А когда мы говорим, что ведем обсуждение с политическими партиями, мы имеем в виду необходимость, в первую очередь, подписания общественного договора в формате того или иного документа с ведущими политическими силами страны, это понятно, потому что именно от них зависит процесс принятия решений. Естественно в обсуждении уже принимают и будут принимать участие институты гражданского общества. Не далее как сегодня и завтра эта тема уже обсуждается в Общественной палате Российской Федерации, например. То, что касается манифеста, я еще раз подчеркну, это одна из позиций для диалога и для обсуждения, но его надо отличать от итогового документа. Итоговый документ будет приниматься Всемирным русским народным собором, как мы рассчитываем, как некая декларация, некий общественный договор, в который возможно войдут основные идеи Иосифлянского манифеста.

АГЕЕВ: Клуб дислоцирован в Москве, но члены клуба встречаются во всех городах и весях нашей России, и сейчас идет активно процесс формирования региональных отделения.

КАТАСОНОВ: Катасонов Валентин Юрьевич, журнал «Переправа». Мне хотелось бы все-таки продолжить вопрос насчет банковского процента, потому что Павел Александрович в своем ответе сослался на какие-то решения, церковные решения, но на самом деле для, по крайней мере, православных, я не говорю про другие христианские конфессии, высшей инстанцией являются вселенские соборы. Во вселенских соборах, в документах и правилах вселенских соборов четко зафиксировано, что запрещается дача денег в рост, там нет понятия «ростовщический процент» и просто «кредит», там есть просто понятие «дача денег в рост». Хотелось бы знать, каково вообще отношение Клуба православных предпринимателей к решению вселенских соборов? Это первый вопрос. А второй вопрос такой: на титульном листе стоит фраза «социальный патриотизм». Честно говоря, слово достаточно свежее, непонятное, на странице восьмой жирным шрифтом написано определение социального патриотизма, но на самом деле это определение ничего не объясняет. Хотелось бы, чтобы автор все-таки расшифровал, что такое социальный патриотизм, потому что в нашей памяти всплывают некие ассоциации, что такое социальный патриотизм. Не дай бог нам еще раз наступить на эти грабли. Спасибо!

АГЕЕВ: А что вы имеете в виду, какие ассоциации?

КАТАСОНОВ: Я имею в виду 1917-й год, когда Россия для большевиков.

ШАШКИН: Это социальный патриотизм, по-вашему?

КАТАСОНОВ: Да, это социальный патриотизм был.

АГЕЕВ: Большевики строили по-другому идеологию.

ШАШКИН: Ассоциации могут бывать разные, да? Тем не менее, если внимательно почитать манифест, там все достаточно подробно расписано, то, что касается социального патриотизма, социального консерватизма как системы ценностей, и совершенно ясно и четко дается определение того, что такое социальное патриотизм, я не буду повторяться, но эта идея нашла широкую поддержку и развитие в ряде партийных программ, таких как собственно партийная программа «Единой России», партийная программа партии «Родина», а теперь партии «Справедливая Россия». Во многих аспектах эта идея присутствует и в программе Коммунистической партии Российской Федерации. Конечно, преломление этих идей различное зачастую, но в целом есть, конечно, общие точки соприкосновения очень серьезные – это по второму вопросу. То, что касается первого вопроса, как представитель Святейшего Патриарха, я вам могу сказать, что Русская Православная Церковь с искренним уважением относится к решениям вселенских соборов, как к неотъемлемой части своего канонического права, но вы должны, наверное, помнить, что решения вселенских соборов, последний из которых состоялся в восьмом веке нашей эры, по константинопольской традиции был еще восьмой вселенский собор, это девятый век, многие из этих решений применяются в порядке экономии, если вы знакомы с этим термином. Кроме того, вселенские соборы запретили отдавать деньги в рост только духовенству, но не мирянам. То есть в данном случае это уже сложившаяся многовековая практика, церковь не возражает против банковского процента, если этот банковский процент является разумным, еще раз подчеркиваю. То, что касается каких-то более поздних решений, тем более решений Русской Православной Церкви относительно запрещения банковского процента, мне они неизвестны, а может быть вам известны?

АГЕЕВ: Я может, добавлю еще. Вы знаете, любое экономическое взаимодействие, транзакция предполагает две стороны как минимум. И есть такое понятие в международной финансовой отчетности как справедливость условий контракта и вот то, что называется лихвой – это в понятиях современного учета означает несправедливые условия такого взаимодействия сторон. Мы скоро, я думаю, также представим более подробно позицию Клуба и Совета в отношении православных финансовых систем. Эти подходы разработаны и есть необходимые все ссылки на святоотеческие и на библейские тексты в отношении процента. Так что надеемся, разговор продолжим.

ШОЛОХОВ: Добрый день! Леонид Шолохов, портал Социальный телекурс. Наверное, вопрос обоим собеседникам нашим. Вы знаете, на протяжении уже, по-моему, девяти лет наше государство продвигает программу патриотического воспитания подрастающего поколения, не кажется ли вам, что продвигая эту программу и вовлекая в нее сообщество, государство принимает проекты, которые, в общем-то, как бы сводит всё к нулю и в том числе программы образования, здравоохрания и так далее и не кажется ли вам, что вот всё это напоминает волка в овечьей шкуре? Спасибо.

АГЕЕВ: Вероятно, я незнаком с деталями того проекта, о котором вы говорите. Поэтому мне так не кажется. Но тема исключительно важная и рассчитывать только на государство в плане патриотического воспитания было бы тоже неверно. Хотя оно могло бы сыграть гораздо большую роль, даже при имеющихся ресурсах.

ШАШКИН: Да, надеяться на государство действительно, наверное, не стоит в полной мере, тем более, что как мы видели из разговора, по-моему, премьера с авторами предмета «Россия в мире», они даже сразу не смогли объяснить, что именно содержит в себе этот предмет.

АГЕЕВ: Так, раз у нас идет такой каскад, я дополню. Тема важнейшая, потому что с вовлечением множества новых материалов, в том числе из архивов, многие наши представления вообще существо исказились. Вот в частности наш двухтомник по истории великой войны, это делал главный военно-исторический совет, который создан на базе клуба с участием наших ведущих специалистов в области военной истории, всех маршалов, которые есть в нашей стране, это очень серьезная тема, очень серьезная и мы здесь должны навести порядок и достичь какого-то уровня мудрости.

СОБОЛЕВСКАЯ: Журнал «Приход», Соболевская Елена Анатольевна. Мы говорили о церковно-государственном диалоге и о его успешности, говорили о консультации с политическими партиями, о взаимодействии с центром консервативной политики, а можно ли считать, что принятие в конце прошлого года закона о передаче имущества религиозным организациям является свидетельством взаимопонимания между церковью и государством?

ШАШКИН: Мне тоже приходилось участвовать в обсуждении и выработке этого законопроекта, теперь уже федерального закона. Вы знаете, Патриарх дал достаточно ясную оценку принятия этого закона, а именно данный закон решил одну из стратегических важнейших проблем, которые были в церковно-государственных отношениях. Он наконец-то восстановил историческую справедливость, предоставив Церкви возможность свободно владеть и распоряжаться своим имуществом, речь конечно идет не о всем массиве имущества, которое принадлежало когда-то Русской Православной Церкви до национализации 18-го года, речь идет о спокойном, нормальном цивилизованном владении и распоряжении тем имуществом, которое имеет религиозное назначение, к которому государство в принципе-то и не должно иметь никакого отношения. Хотя это и не реституция, мы на реституции никогда и не настаивали, но закон дает возможность Церкви более стабильно себя чувствовать в условиях современного гражданского общества и правового поля – это во-первых, и дает возможность более спокойно и ответственно заниматься социальной и благотворительной деятельностью, во-вторых.

АГЕЕВ: Я здесь процитирую слова Председателя правительства, по-моему, года два назад, когда состоялось восстановление Иверского монастыря, и там Владимир Владимирович в ответ на фразу о благодарности правительству ответил, что нам еще так долго отдавать долги государства церкви, что это лишь малые крохи того, что должно быть сделано.

И позвольте, завершая, привести один очень важный факт, который обозначен в этой книге преподобного Иосифа Волоцкого: за 200 лет после принятия христианства, то есть до татаро-монгольского нашествия было построено на территории Руси 100 монастырей, они стали центрами и образования и хозяйственной деятельности и, если хотите, говоря современным языком, стандартов поведения не только хозяйственного. А за период до 1480-го года, когда Русь окончательно освободилась от данничества и обрела необходимый суверенитет экономический, было построено 200 монастырей. В этом смысле то, что мы сегодня старались посильно представить – это деятельность, которая осенена этим примером. Потому что без того, чтобы окрепла наша вера, наше чувство свободы ответственности и любви к родине, без этого мы никакие проблемы не разрешим. И в частности это было доказано проектом, который реализовывался экспертами клуба в частности, последние десять лет это было исследование динамики развития России в разные эпохи и вот обнаружилась очень интересная и важная закономерность – никогда Россия экономически не поднималась, никогда не проводила внешнюю политику, отвечающую интересам страны, никогда в ней не возрастало благосостояние и чувство душевного благополучия без того, чтобы сначала не укреплялась вера, не укреплялась система духовного окормления и бизнеса и всех граждан. Плоды проявятся позднее, это не завтра, позже, но поскольку время историческое сжимается все жестче и жестче, сейчас нам предстоит делать то, на что раньше уходили столетия и это предстоит делать за десятилетие предстоящее. Огромное спасибо всем.

Комментирование закрыто.



Православный календарь

Понедельник, 25 сентября 2017 г. (12 сентября ст.ст.)
Седмица 17-я по Пятидесятнице
Отдание праздника Рождества Пресвятой Богородицы
Сщмч. Автонома, еп. Италийского (313)
День памяти святых:
Прп. Афанасия Высоцкого, Серпуховского чудотворца (1395). Сщмч. Корнута, еп. Никомидийского (Иконийского) (ок. 249-259). Мч. Иулиана и с ним 40 мучеников (IV). Прп. Вассиана Тиксненского (1624). Перенесение мощей прав. Симеона Верхотурского (1704). Сщмч. Феодора еп. Александрийского.
День памяти исповедников и новомучеников Церкви Русской:
Сщмчч. Феодора Лебедева, Иоанна Прудентова, Николая Житова пресвитеров, мч. Алексия Ворошина (1937).

Чтения дня
Евангелие и Апостол:
На лит.: - Ап.: Еф.1:22-2:3 Ев.: Мк.10:46-52
Псалтирь:
На утр.: - Пс.24-31; Пс.32-36 На веч.: - Пс.37-45